Спектакль-лауреат Национальной театральной премии «Золотая Маска-2018»: специальный приз жюри драматического театра за «Эксперимент, ставший открытием». Команда бескомпромиссных художников создала один из самых масштабных проектов ЦИМа: 57 светловолосых исполнительниц, пирамида из зрительских кресел на сцене и столетний период истории России. Это история в равной степени о начале советской эпохи и о времени, которое наступило билеты в театр на таганке — времени, когда мы бродили среди артефактов прошлого, но жили уже в иной действительности. Мы — это те, кто родился в СССР, но вырос в России.

Создатели спектакля конструируют образ советской страны, обращаясь к памяти своих современников. Лирический герой — подросток, который живет в мечтах и фантазиях, проводит свое время за чтением книг из советской, бабушкиной библиотеки. Образы прочитанного вплетаются в окружающий его мир. В сознании героя рождается образ впечатляющей силы, воплощающийся на сцене армией светловолосых девушек.

Вторая часть основана на пьесе одного из главных немецких драматургов Фолькера Брауна Смерть Ленина. Проект создан группой современных художников и молодой продюсерской командой. Автор идеи Андрей Стадников — драматург и режиссер, в резюме которого экспериментальные проекты Мастерской Дмитрия Брусникина, в театре Практика, Театре им. Пушкина, Театре на Таганке, педагогическая деятельность в Школе-студии МХАТ.

Интервью Андрея Стадникова и Дмитрия Власика OPEN DEMOCRACY: Банальная мысль, но в нашей стране все не так, как кажется. Властная структура кажется одним, но на самом деле она другая. Сталин почти всегда говорил мы, нам, а не я, но при этом создавал вертикаль. Стадников, в списке прошлых работ которого значится среди прочего спектакль о Соловецком лагере особого назначения, сделанный с Мастерской Дмитрия Брусникина, — в принципе один из самых ярких театральных режиссеров страны.

Огонек: Это парадоксальное произведение можно оценить только вопреки ему самому: чем оно тягостнее, тем понятнее — что-то проникает в тебя без удовольствия, но через страдание. Это что-то создает большую глубину понимания, проникновения, чем массовый продукт на эту тему. Андрею Стадникову 29 лет, и он поставил четырехчасовой спектакль Родина, который невозможно смотреть, с которого невозможно уйти в процессе, с которого невозможно уйти после окончания, а когда вы все-таки уходите, то остаетесь в предельно неловком ощущении: не понимая, что произошло, вы абсолютно уверены, что только что посмотрели великий спектакль. Анна Степанова, театровед и педагог: Три с половиной часа безо всякого развлечения, никакой эмпатии, никаких сантиментов. Молодость перформерш и актрис, сплошь блондинок, их уязвимость, их круговые марши создали у подножия пирамиды странное поле, транслирующее только одно ощущение: все это неправильно, так не должно быть. Сама пирамида под зрителями к концу второго акта как будто перестала быть сценической конструкцией и обрела в воображении образ верещагинской горы черепов, готовой разрастись и головами присутствующих.