Было время, когда актерская профессия считалась недостойной христианина. Большой театр в москве рассказ десяти лет назад я, еще совсем невоцерковленный, приехал в Троице-Сергиеву лавру.

На меня глянул, спрашивает: «Как зовут? Почти то же самое, слово в слово, мне повторил потом один замечательный батюшка, иеромонах. Это было в Брянске, на сборном концерте, где мы выступали с 20-минутным фрагментом спектакля «Русский крест» по поэме Николая Мельникова. Наверное, тут еще важно, чтó именно ты хочешь говорить со сцены.

У меня ощущение, что сейчас режиссеры боятся выглядеть как-то чересчур «архаично», «классично». Это идет еще с советского времени, где, с одной стороны, были прекрасные постановки Чехова, Достоевского, прекрасные фильмы, а с другой стороны, всюду был такой легкий акцент: вот, посмотрите, как эти дворяне жили, как зажрались. А Чехов не об этом писал! Я уж не говорю о том, что первые перфомансы организовывали еще в Древней Греции, когда хозяин виноградника решал угостить соседей и специально для этого нанимал красивых девушек, которые в присутствии зрителей собирали эти гроздья и раздавали их собравшимся.

А современный режиссер делает из театра какую-то смесь перфоманса и хэппенинга, просто чтобы оригинально выглядеть. Чеховских трех сестер превращает в трех мужчин, которые живут вместе О том ли это? А на этот вектор накладываются волны, колебания то в одну сторону, то в другую. Разве режиссер не вправе показать и эти стороны жизни? Должен быть «свет в конце тоннеля». Самый христианский фильм советского кинематографа, на мой взгляд!

Другое дело, что о вещах духовных нельзя говорить впрямую. Там же нет призывов брать хоругви и немедленно куда-то бежать. И, глядя на них, иногда думаешь: а зачем мне эта «ниша духовности»? Нужно жить каждый день как последний, думать о том, чтó ты оставишь после себя. И когда я слышу про все эти скандальные спектакли, то думаю: ну, не об этом же!

Мне кажется, Ему нравится моя музыка! Актер всё равно приходит в профессию, чтобы стать первым. Я вообще думаю, что очень сложно быть святым, если ты что-то делаешь на ниве культуры, искусства. Тот же Мельников, написавший «Русский крест». Он был актером, режиссером, авторские программы на радио вел. Всё, нас отрубили, в эфир не идем».

Что-то не то в эфире Мельников сказал. И старец взял его «под свое крыло». Вы упомянули, что многие современные режиссеры стараются вовлечь аудиторию в сценическое действие, чтобы оживить обстановку. Но ведь это не всегда плохо? А, когда нет технических возможностей сделать нечто яркое и впечатляющее, приходится изобретать что-то еще. Я, например, люблю всякие «таганковские» приемы 1970-х годов. Одно время мы предваряли спектакль «Русский крест» «игрой на лестнице».